Домовой. Резьба по дереву | Делаем своими руками

Домовой. Резьба по дереву

Рубрика: Наши работы, Резьба по дереву

Домовой — покровитель дома, добрый дух. Часто шалит: шумит, раскачивает кровать, сбрасывает одеяло. Но и помогает: моет посуду, колет дрова, качает ребенка. Ему подчиняются и помогают все домашние духи. 7 февраля, на Ефрема Сирина, его кормят кашей, чтобы не глумился. 12 апреля, на Иоанна Лествичника, этот старичок бесится до первых петухов.

Домовой

Среди многочисленных духов природы, окружавших наших дедов-прадедов, самым родным и близким, самым доброжелательным к людям был добрый дух дома, домовой. Этот мечтательный, хозяйственный, а подчас шаловливый волосатый дедушка обитал у каждого очага и оберегал его от всех возможных напастей. Он селился невидимкой, то за печью, то на чердаке, а иногда и в подполе. Туда и носили ему угощение: маленькие хлебцы, щедро посыпанные солью, молоко в блюдце. По имени его старались не называть, чтобы не обидеть. Потому и величали «дедушкой-доможилом», «хозяином» и даже «кормильцем». И до того доосторожничали, что позабыли, от кого домовой ведет свой род, кем он был в древности.

После того как в XI веке Ярослав Мудрый построил в столице Киевской Руси огромный и прекрасный храм Софии, сам Киев стал христианской митрополией, центром веры. Почти сразу же был созван собор священников, чтобы укрепить их в новой вере: доходили в Киев слухи о том, что те не чураются языческих празднеств, охотно принимают в них участие. Вот и решили наставить их на путь истинный. Одним из таких наставлений стало «Слово некоего христолюбца», где анонимный автор особенно негодовал по поводу древних славянских обычаев и обрядов, принесения жертвенного угощения — кутьи — богу Роду.

Кто же он такой, этот бог Род? Восточные славяне почитали его как бога над богами, творцом Вселенной и повелителем всего живого на земле. Род жил на небе, ездил на облаках и даровал жизнь природе: людям, животным, птицам, рыбам. Он посылал благодатные дожди и зимние снегопады, вешние воды и разноцветные радуги. Заботился о том, чтоб не высыхали реки и не истощались источники. Управлял громами и молниями. По величию и могуществу его можно было сравнить разве что с античным Зевсом, только славянский Род был проще и доступней для простых людей, особенно землепашцев. Потому он и оставил свой корень во многих словах: родина, родичи, природа, родник. С ним связаны и наистарейшие слова: родиа — молния, рудой — красный, рдеть — краснеть.

Куда же исчез этот могучий дух, творец и защитник природы? По одной из версий, полузабытый, одряхлевший от старости, Род спустился с небес на землю, измельчал, но и размножился, получив свое продолжение в избяных дедушках-домовых, обитавших в каждом славянском доме. Но существуют и другие предположения о происхождении домового. Одни ученые считают, что он своей волосатостью и заботой о домашних животных напоминает древнего «скотьего бога» Велеса. Иные уверены, что предком домового духа был последний сжатый сноп, который величали дедушкой-кормильцем, украшали лентами и ставили на зиму в дом до следующего сбора урожая. Есть и такие, кто уверен: домовой — это призрак первого предка данного рода, похороненный в доме и продолжающий заботиться о своих потомках. У академика Б. А. Рыбакова о домовом собственное мнение: «У греков, армян, украинцев, белорусов, литовцев, болгар и сербов мы встречаем древний культ ужа. Ужей держат в доме, поят молоком, почитают как священное существо, покровителя дома, огорода и полей. Интересны названия ужа: «домовик» (русские), «стопанин» — хозяин (болгары), «домакин» (сербы), «гад-господарик» (чехи), «чувар» — страж и охранитель семьи и дома (сербы)…

Как бы то ни было, а все начиналось со строительства дома: какой же домовой без жилья? И здесь все было таинственно, загадочно, с соблюдением охранных ритуалов. На новом месте нужно было как бы заново родиться, потому и входили в жилье в темноте да на ощупь, лучше всего в новолуние. Вперед себя пускали петуха или кошку: если во время строительства дома завелась между стен какая-нибудь нечисть, то пусть уж она на птицу или животное нападает, а не на людей. А, если все обойдется, тогда можно и самим входить, и обязательно — с иконой и хлебом-солью. Войдя, нужно первым делом икону в красный угол поставить, а вторым делом — отрезать кусок от каравая, густо посыпать его солью и положить под печь для того, незримого, хозяина, который должен сюда войти и принять на себя заботы по хозяйству, от бед и напастей охранять. Подношение нужно было принести с почтением и серьезно, а то домовой
мог заподозрить насмешку и потом отомстить. В новом доме и домовой новый  — его доверие ещё нужно завоевать. Но и тогда он не покажется – домовой дух строго соблюдает свою невидимость…

…Выделился из семьи старший брат и задумал себе избу ставить. Решил но- вый хозяин под постройку взять обжитое место, ведь без людской помощи никакое дело не сладится. Сто помощников срубили в лесу по дереву, потом на место доставили. Рубили поздней осенью, когда дерево не в соку, а вывозили по первому снегу — чтоб везти было легче. Потом новые хозяева сговорились с плотниками. Те помолились на восход солнца, выпили за успех дела да и начали топорами стучать с ранней зари до сумерек.

А как работа была исполнена, случилась незадача: один из работников, человек нездешний, с обычаями не знакомый, стукнул разок в дверь и, не дожидаясь, когда хозяева в дом позовут, сам вошел, да прямиком — в красный угол, так и уселся на лавку под иконами. Хозяева так и ахнули! Хотели взашей вытолкать нахала вон, да не решились — все ж человек им избу строил, старался.
А тот, словно ничего и не случилось, говорит:

—  Ну что, хозяева, переночую-ка я у вас, а на заре домой отправлюсь.
Постелили ему. Сами улеглись, да только спать в эту ночь никому не довелось. Вдруг среди ночи как закричит плотник:
— Ай-я-яй! Кто по мне мохнатыми руками шарит? Да что ж ты мне на ноги сел?
Смотрят хозяева, а никого не видно. Только плотник корчится да кричит истошным голосом:
— Ой-е-ей! На грудь-то не дави, супостат, вздохнуть не могу! Что ж ты, нечисть, рот-то мне зажимаешь?! Что я тебе такого сделал? Покажись хоть, кто ты такой! Ай-я-яй, все, не могу больше!

Вскочил плотник с лавки и, не прощаясь, на иконы не перекрестившись, выскочил вон из дома, дверью хлопнул. Так и убежал ночью через лес: неизвестно, добрался ли до дома или в лапы к лешему попал, а уж тот заведет в самую чащу, сгубит.
Испуганные хозяева посматривали друг на друга, не зная, что и подумать, а тут кто-то по стеночке постучал, да голосок старческий похихикал. Поняли хозяева, что поселился у них в избе «хозяин» , признал их да и от человека непочтительного защитил.

Но время позднее — спать надо — снова легли. Кто-то до рассвета их по лицам мохнатыми лапами гладил, ласкал, успокаивал. И почудилось хозяину, что кто-то ему в самое ухо сказал:

— Завтра поезжай лошадку покупать. Что за дом без лошадки-то? Только смотри, гнедую не бери! Никакой не надо, кроме пегонькой, такая мне по нраву, а другую до смерти заезжу!

Проснулся хозяин, подумал было, что голос ему во сне почудился, глядь: а борода у него косичками завита! Не иначе как домовой постарался.
А «хозяина» ослушаться никак нельзя: поехал да и купил пегонькую лошадку.

Наутро зашел в конюшню глянуть на скотинку, а у нее вся грива завита косичками — значит, домовой стал за ней присматривать.

Так и текла жизнь в новом доме -тихо да мирно. А однажды вот что случилось: во двор соседний домовой забрался, хотел сено утащить. Ох, какой тут шум поднялся! Только и слышно было со двора:

— Так ты хотел наш дом обокрасть? Думал, что тут за добром и посмотреть некому? А-ну, положи на место!
— Как бы не так! — отвечал другой голос. — Оно и мне в хозяйстве сгодится!
— Да я тебя! — кричал первый голос.    — Да я сам тебя проучу! — отвечал
второй.
Потом уж голосов не стало слышно, только удары да стуки: «Ух! Ах! Тара-рах! Бум! Туп-туп-туп».— Пробежал кто-то. На том все и закончилось. Утром увидели, что сено на месте, никакой покражи не было. В благодарность рядом с печкой поставили чарку водки да хлеб с солью. Отлучились из дома по делам, а когда вернулись — чарка стояла пустая, закуска исчезла. И только кто-то похрапывал — то ли на чердаке, то ли в подполе…

Месяц прошел, и пришло несчастье: кто-то в дом «красного петуха подпустил», не иначе как соседский домовой решил в отместку пожар устроить! Новая изба, только что поставленная, ра-зом вспыхнула, только хозяева успели выскочить да захватить с собой что под руки попалось. А огонь уж бушевал вовсю, подхватило его ветром, искры посыпались на соседние дома, по кровлям пламя огненной струей побежало. Так в одночасье все село сгорело.

Ну а погорельцы шалашики поставили, да в тех времянках и жили, пока плотников нанимали, а те срочно новые избы рубили. Домовые же остались на пепелище — никто их не звал, да и не-куда было, а они, гордые, не покидали обуглившихся развалин, стенали там по ночам. Люди их жалели — угощение носили, у своих бывших домов оставляли…

Один комментарий к Домовой. Резьба по дереву

Avatar

Leha

24th Октябрь 2011 в 4:40 пп

Интересная работа получилось. Такой добрый старичок, охраняет деревенское хозяйство. Интересно как домовой влияет на домашний уют?
Думаю у вас ещё много отличных работ впереди, продолжайте в том же духе. Удачи вам.

Оставить комментарий или два



О авторе
Резьба по дереву Зовут меня Кирилл. Активно увлекаюсь резьбой по дереву и всё, что с этим связанно. Также на сайте вы найдете очень много полезных и ценных материалов по бисероплетению. Надеюсь, Вы найдёте полезную информацию в этом уютном блоге. Буду рад разместить Ваши работы!

---

Если статья оказалась полезной:

---

Следить за обновлениями блога:


Резьба по дереву

Сушка древесины. Виды и способы.

Бисероплетение и деревья из бисера







Свежие статьи




Рубрики

Архивы




Рейтинг@Mail.ru